Андрей Цветков: В эпидемию здравоохранение работает напряженно, но штатно

В период эпидемии коронавируса нагрузка на систему здравоохранения Екатеринбурга и Свердловской области закономерно возросла. Для лечения пациентов с COVID-19 и пневмониями перепрофилированы отделения больниц и созданы инфекционные госпитали. На борьбу с распространением брошены силы скорой помощи, лабораторных и диагностических служб, всех звеньев системы здравоохранения. О том, как справляется уральская медицина с эпидемией, рассказал глава министерства здравоохранения региона Андрей Цветков.

 

 

 
— Андрей Игоревич, как сейчас работает система здравоохранения Свердловской области и, в частности, Екатеринбурга, на которую приходится серьезная нагрузка?
 

 

 

— Достаточно напряженно работает сегодня система здравоохранения. Почти 40 медицинских учреждений в области перепрофилированы для оказания медицинской помощи пациентам не только с новой коронавирусной инфекцией, но и с пневмониями, которые потенциально могу быть проявлением COVID-19. Этим и объясняется высокая загрузка наших так называемых респираторных госпиталей: туда госпитализируются и пациенты с COVID-19, и пациенты с пневмониями. Если бы мы таких пациентов госпитализировали в стационары всех больниц области, как это было традиционно, мы бы такого прироста не увидели: они бы планомерно распределялись по всей сети медучреждений. Но этого делать нельзя, чтобы не допустить заносов инфекции. Отведение же отдельных больниц под коронавирус позволяет нам сохранять «чистыми» медицинские учреждения и сохранить в них и хирургическую помощь, и кардиологическую, и неврологическую — по сути все виды помощи, в том числе ведение беременных.

 

 

 

Нужно отметить, что вот в таких респираторных центрах примерно 51% сегодня — пациенты с новой коронавирусной инфекцией и 49% – пациенты с обычной, в том числе вирусной, но «нековидной» пневмонией.

 

 

 

Конечно, основная нагрузка ложится на Екатеринбург. Здесь задействованы не только муниципальные, но и областные, и федеральные больницы. Таких учреждений несколько: это и госпиталь ветеранов войн, где почти 700 коек развернуто для оказания такой помощи, Областная наркологическая больница и другие. В оказание помощи жителям Екатеринбурга вовлечены и больницы, расположенные в городах-спутниках: Верхней Пышме, Первоуральске, Ревде, Сысерти. В целом около 1800 коек областных учреждений в Екатеринбурге и рядом с Екатеринбургом задействованы в этой работе.

 

 

 
— Некоторое время назад на площадке международного вставочного центра «Екатеринбург-ЭКСПО» были развернуты койки, а позже — построен медицинский модуль. Как они будут использованы в период эпидемии?
 

 

 

— Мы планировали, что площадка «Екатеринбург-ЭКСПО» будет использоваться как обсерватор в случае прибытия большого количества граждан из-за рубежа. Но мы справились и благодаря тому количеству мест, которые отведены для этого на базах отдыха и в гостиницах. Также у нас сегодня достаточно мест для пациентов с легкой формой COVID-19, часть из них лечится на дому. Если все же в этих койках в выставочном центре возникнет потребность, мы их можем использовать.

 

 

 

Кроме того, сегодня в ЭКСПО смонтирован специальный инфекционный модуль, в котором есть возможность оказывать не просто медицинскую, но и реанимационную помощь. Он рассчитан на 50 коек, имеет автономные системы обеззараживания воздуха, канализацию, водоснабжение — все необходимое оборудование. Практически для каждого пациента там есть мониторы, подведен кислород — для этого там размещен мобильный концентратор кислорода высокой производительности. Мы этот реанимационный модуль рассчитывали применять только в случае нарастания количества пациентов. И сегодня мы видим, что для резерва он нам нужен, мы приняли решение его разворачивать для оказания помощи пациентам с коронавирусной инфекцией.

 

 

 

Впоследствии этот модуль станет постоянно действующим госпиталем и будет находиться на базе Территориального центра медицины катастроф. Там очень удобная логистика: пациентов, которые будут поправляться и не будут нуждаться в интенсивном лечении, можно будет переводить в госпиталь ветеранов войн, расположенный рядом.

 

 

 
— Андрей Игоревич, как сейчас выстроена система оказания медицинской помощи пациентам не с COVID-19 или легочными патологиями? Где и в каком объеме они получают лечение?
 

 

 

— Часть медицинских учреждений мы перепрофилировали для лечения пациентов с COVID-19 и пневмониями. Кроме того, у нас периодически закрываются на противоэпидемические мероприятия отделения в городских больницах, что в период распространения коронавируса неизбежно. Мы, конечно, видим проблемы с перераспределением потоков экстренных больных. Но мы никому не отказываем, все больные получают помощь. Здравоохранение в целом работает в штатном режиме.

 

 

 

Плановая помощь поэтапно восстанавливается. Так, областная больница начала работать. Несмотря на заносы инфекции, которые там фиксировались, постепенно с обеспечением всех мер безопасности отделения открылись. Сегодня начинают такую работу и крупные межмуниципальные центры. В первую очередь помощь оказывается пациентам с сердечно-сосудистыми, онкологическими, неврологическими заболеваниями, с сахарным диабетом. А все остальные жители региона на плановую госпитализацию отправляются по направлению из первичного звена, то есть от своего участкового врача. Вакцинация для детей работает. Сейчас мы ее запускаем и для взрослых. Мы понимаем, что осенний период может быть связан с подъемом заболеваемости ОРВИ и гриппом, соответственно вакцинация от гриппа будет проводиться в плановом порядке.

 

 

 

Но здесь, как я уже говорил, обязательным условием будет соблюдение всех санитарно-эпидемиологических требований. В том числе — обследование на коронавирус пациентов не менее, чем за семь дней до плановой госпитализации. Мы такое обследование будем повторять еще и в стационарах и планируем выделять такие подразделения, где пациенты, прибывшие вновь, будут какое-то время находиться на карантине.

 

 

 

Нами также разработаны алгоритмы организации приемов в поликлиниках: какое количество людей там может одновременно находиться, в какое время они должны прийти по предварительной записи.

 

 

 

Важно еще сказать, что мы за время эпидемии серьезно увеличили объем телемедицинской помощи.

 

 

 
— Насколько востребованной оказывается сейчас телемедицина? Необходимая инфраструктура для нее уже существовала, или с приходом эпидемии ее пришлось оперативно досоздавать?
 

 

 

— Наверное, обычному человеку это не совсем видно, но мы провели практически в четыре раза больше телеконсультаций — как для взрослых, так и для детей. Пожилые люди, в том числе из отдаленных территорий, которым надо было бы пойти в поликлинику, сейчас могут получить ее с помощью электронных устройств. Для этого используются практически все средства коммуникации, в том числе популярные мессенджеры. И мы планируем количество таких дистанционных консультаций наращивать, чтобы исключить контакты в поликлиниках.

 

 

 

Инфраструктура была, и мы ее действительно еще расширили. Мы внедрили формат консультирования «врач-пациент», а не только «врач-врач». К основным специалистам можно записаться через «личный кабинет».

 

 

 

В период эпидемии коронавирусной инфекции мы создали центр консультирования в ЦГБ №3 Екатеринбурга для пациентов, которые проходят лечение на дому. Телефонные консультации для таких пациентов введены практически во всех поликлиниках.

 

 

 

Мы эту практику будем развивать и впредь. За последние два года мы с 9 тысяч консультаций вышли на 140 тысяч консультаций — по итогам 2019 года.

 

 

 
— Андрей Игоревич, несколько вопросов о формировании статистики, связанной с коронавирусом. Возможна ли ситуация, при которой жителей региона с положительным результатом анализа больше, чем случаев в статистике, или это исключено?
 

 

 

— Важна не статистика сама по себе, важен результат. Максимальные усилия направлены на то, чтобы оказать помощь всем тем, кто в ней нуждается.

 

 

 

Но если говорить о сводке подтвержденных случаев COVID-19, то она формируется из нескольких информационных ресурсов. Это количество положительных анализов и количество действительно больных людей. Ведь не всегда, если у человека положительный результат теста, он болен. Почти половина случаев – это просто вирусоносительство. Кроме того, за время болезни пациент сделает анализ не один раз — два или три. Поэтому нельзя учитывать только количество тестов. Существует федеральный регистр пациентов, куда заносят информацию все медицинские организации. Самые объективные данные — там. То, что мы сегодня видим на сайте СТОПКОРОНАВИРУС.РФ и в сводке регионального оперативного штаба — это отражение федерального регистра.

 

 

 

Чтобы никаких расхождений в подсчетах не возникало, мы постарались свести все в единую сквозную информационную базу, которую мог бы видеть Роспотребназор, Минздрав и наши медицинские организации. Сегодня у нас такой программный продукт есть, он работает на Екатеринбург и постепенно продвигается на всю область. Все возникающие межведомственные вопросы будут окончательно сняты. Спекулировать цифрами здесь не надо никому.

 

 

 

Да, действительно, уровень заболеваемости достаточно высок, но ситуация стабильна. Конечно, мы имеем большое число заболевших за весь период – более 15 тысяч. Но у нас и поправилось очень много. И летальность у нас менее 1%.

 

 

 
— В последние дни в сводку попадает все большее количество летальных случаев, причиной которых признан коронавирус. С чем это может быть связано?
 

 

 

– В настоящее время мы фиксируем несколько тенденций. Так, с течением эпидемии увеличивается количество «тяжелых» пациентов. Это те люди, которые длительно находятся в стационарах. Это закономерный процесс. Мы консультировались с нашими коллегами из других городов — из Москвы, Санкт-Петербурга. Все увидели примерно такую же картину к концу эпидемии.

 

 

 

Что касается летальных случаев, то процедура постановки диагноза происходит не в тот день, когда человек погиб, а после определенных исследований. Это исследования посмертного материала на наличие коронавирусной инфекции, которое занимает достаточно много времени. Это проведение комиссионного разбора случая с участием специалистов и определение ведущей причины смерти. На всю эту работу требуется в среднем от двух недель до месяца.

 

 

 
— Какова структура общей картины смертности от коронавируса в Свердловской области?
 

 

 

— В основном это люди старше 70 лет, и очень часто — старше 75-80 лет, которые имеют одно-два сопутствующих заболевания. Когда у них начинает развиваться «ковидная» пневмония, усугубляется течение и всех иных болезней. Естественно, бывают летальные исходы. Есть люди и младше 50 лет, и 30 с небольшим, но в этих случаях всегда присутствовала сопутствующая патология.

 

 

 

К счастью, у нас ни одного ребенка в этой статистике нет. Но дети болеют тоже. Было мнение, что дети не болеют. Нет, они болеют COVID-19. Просто переносят инфекцию в более легкой форме. Но есть пневмонии, наиболее тяжело болеют дети с врожденной патологией. У нас таких ребенка было два. Один, к счастью, уже поправился. Другой все еще находится на лечении.

 

 

 
— Андрей Игоревич, медицинские работники, к сожалению, тоже заражаются коронавирусом, несмотря на все предпринимаемые меры безопасности. Почему так происходит?
 

 

 

— Врачи, сестры, санитарки — это все обычные люди. Мы понимаем, что медики тоже заражаются и в связи с профессиональной деятельностью, и потому что живут как мы все — среди других людей. И в быту они могут инфицироваться, стать носителем вируса и даже прийти на работу, несмотря на то, что выстроена жесткая система контроля: и измерение температуры, и тестирование тех, кто контактируют с коронавирусной инфекцией. Такое тоже бывает.

 

 

 

Все медики, которые во время исполнения своих служебных обязанностей заразились и заболели или, к сожалению, погибли — а в Свердловской области такой случай тоже был — конечно, имеют право на страховые выплаты, и получают такие выплаты. Но прежде чем этот процесс пойдет, требуется оформление соответствующих документов, это определенный срок занимает. И, безусловно, мы заинтересованы, чтобы медицинские работники были защищены в социальном плане тоже.

 

 

 
— Как сейчас проводится КТ-диагностика? Хватает ли мощности работающих в Екатеринбурге центров? Есть ли планы по расширению и открытию дополнительных мощностей? Как происходит маршрутизация пациентов для проведения компьютерной томографии?
 

 

 

— Надо понимать, что КТ-диагностика должна выполняться по четким показаниям, по направлению врача. У нас зачастую есть только желание пациента: пройти компьютерную томографию, потому что вдруг у него поднялась температура. Достаточно часто такое происходит.

 

 

 

В Екатеринбурге сегодня работает уже четыре амбулаторных КТ-центра: на базе 24 больницы, 14 больницы, областного тубдиспансера и госпиталя ветеранов войн. В принципе у нас эти центры работают с большой нагрузкой, проводят до 400 исследований в сутки, но они справляются.

 

 

 

Занять все имеющиеся в больницах Свердловской области томографы только исследованием пациентов с легочными патологиями, конечно, совершенно неправильно. Людям с нарушениями мозгового кровообращения, с острой хирургической патологией, с травмами и другими болезнями тоже необходимо КТ. Поэтому мы действуем по такому принципу: в тех больницах, где установлены два томографа, один работает на коронавирус, второй – обязательно остается «чистым».

 

 

 

В течение года у нас еще должны появиться как минимум три новых томографа. Это работа плановая, мы ее начали не вчера.

 

 

 

Кроме того, мы предложили частным центрам заняться такой работой, и в своем приказе предусмотрели такую рекомендацию. Но мы видим, что есть определенные опасения в период эпидемии, и частные центры не работают в этой системе. Но наших медицинских организаций достаточно, мы так их распределили по городу и области – межмуниципальные центры ведь тоже имеют необходимую исследовательскую базу, – чтобы проводить диагностику тем, кому это действительно надо. Да, из-за определенного наплыва бывает очередь. Это действительно так. Но у нас никто не остается без помощи. Ни один человек.

 

 

 
— Принято ли решение о том, как будет использован томограф, который устанавливается на базе 40-й больницы в Екатеринбурге? Это будет еще один амбулаторный центр для всех жителей города? Или он будет использоваться только для пациентов «сороковой»?
 

 

 

— Когда оборудование будет смонтировано, оно будет задействовано в соответствии с потоками, по потребности.

 

 

 
— Росздравнадзор выступил с сообщением о проверке Минздрава Свердловской области и управления здравоохранения Екатеринбурга из-за проблемы доступности КТ. Как идет эта проверка? С чем она связана? Когда вы ожидаете результатов и какими они могут быть?
 

 

 

— Проверка, как вы ее назвали, связана не только и не столько с компьютерной томографией. Ряд регионов с высоким уровнем заболеваемости смотрели на предмет того, как оказывается помощь, какие процессы и как можно оптимизировать. Непосредственно на месте работали не только проверяющие, но и наши коллеги, в том числе из федерального Центра им. Н.И.Пирогова, из Росатома, которые нам помогают выстраивать бережливые технологии оказания помощи в приемном покое, в службе скорой помощи. Думаю, что результаты этой помощи мы ощутим уже в ближайшее время. Но мы сегодня работаем, работали и будем работать — оказывать медицинскую помощь.

 

 

 
— Действительно ли в регионе растет время ожидания результатов тестирования на коронавирус? Чем это обусловлено, если это так?
 

 

 

— В Свердловской области проводится сейчас в день около 10 тысяч тестов. В принципе этого достаточно для того, чтобы обследовать и самих заболевших, и контактных первого порядка. Сегодня все тестирование санитарными нормами распределено по приоритетам, анализы берутся в первую очередь у групп риска.

 

 

 

Мы действительно видели в ряде случаев задержки по несколько дней, мы эту ситуацию отслеживаем, контролируем. Сегодня работает 29 лабораторий, и мы еще расширяем это количество. Кроме того, внедрен новый метод — это иммуноферментный анализ на антитела (ИФА). У нас 28 больниц в области будут этим заниматься, сегодня занимаются уже 10.

 

 

 
— В больницах временно остановлена эксплуатация части аппаратов ИВЛ. Нужно ли возмещать это пробел? Какова сейчас обеспеченность наших медицинских организаций, респираторных госпиталей, таким оборудованием?
 

 

 

— У нас был заказ муниципальных больниц и областных больниц на аппарат «АВЕНТА-М» производства «Уральского приборостроительного завода». К сожалению, 12 мая Росздравнадзор издал письмо о том, что приостановлено их использование. До настоящего времени решения по ним нет. Мы не откажемся от этой техники, если ее разрешат использовать. Но Свердловская область сейчас обеспечена аппаратами, здесь опасений нет. У нас резервный фонд ИВЛ, выделенный под COVID-19, задействован сейчас на 10-15%.

 

 

 

Мы ранее провели закупку и на днях получаем около 40 универсальных аппаратов, а всего 200 штук еще должны получить. И до этого получили 200 аппаратов ИВЛ, которые были распределены по госпиталям. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: за время пандемии мы обновили парк аппаратов ИВЛ в наших больницах почти на 25 процентов. После эпидемии все эти аппараты будут использоваться для оказания всех видов помощи жителям Свердловской области.

 
 

#Здравоохранение #МинздравСО

 
 
 
Просмотров: 33
Дата публикации: 10.07.2020